Евгений Селезнев — форвард даже не штрафной площадки, а вратарской. Перед тем как спорить, посмотрите вот этот незатейливый ролик под песню 1963 года выпуска.

Забивая регулярно и много, Женя стал лучшим бомбардиром Днепра за всю историю чемпионатов Украины. Тем не менее у нас есть повод утверждать, что Маркевич в долгосрочной перспективе на него не рассчитывает.

И дело тут далеко не в возрасте (Селезнев приближается к пресловутой отметке "30 лет"). Таранные форварды и форварды штрафной площадки играют значительно дольше и успешнее, чем те, чей козырь скорость. После тридцати быстро бегать становится сложнее, чем стоять в штрафной площадке, скидывать или замыкать.

Дело в тренере. Пока в Днепре Маркевич, Селезнев основным там не будет. Если Женя хочет играть, а не выходить на замену от случая к случаю, ему придется подумать о поиске новой команды уже следующей весной. Мирон Богданович, как только получил в Металлисте возможность покупать игроков не исходя из имеющихся средств, а ориентируясь на свое футбольное мировоззрение, набрал в команду техничных форвардов умеющих и забить, и отдать, и обыграть один в один. Селезнев из трех этих достоинств обладает только первым. Благодаря своему феноменальному голевому чутью он оказывается чуть ли не перед пустыми воротами и забивает. Но нет поводов думать, что Маркевич изменит свой взгляд на то, каким должен быть форвард.

Проблема усугубляется тем, что у Селезнева в Днепре есть прямой конкурент – таранный форвард, но с куда большим техническим запасом, нежели у Евгения. Речь о Калиниче. Хорват уже при Маркевиче переподписал контракт с Днепром до 2019 года. Это означает только одно – в роли основного таранного форварда Маркевича видит его. По крайней мере, пока не будет никаких форс-мажоров. Выходы на замену или подмена Калиничу, когда тому нужно отдохнуть перед матчами еврокубков – такой объем нагрузки не соответствует амбициям Селезнева и это то, с чем ему нужно будет разобраться.

В этом чемпионате Селезнев 14-й по количеству игрового времени. Выше даже Иван Стринич, который уже ушел, и Сергей Кравченко, которого зимой хотели отдать в аренду в Луцк. В прошлом чемпионате (при Рамосе) Селезнев 72 процента своих матчей играл в основе, сейчас – 53 процента.

Селезнев сделал два дубля в последних двух матчах, но дело в том, что в современном футболе нападающий должен делать больше, чем просто забивать. Что? Например, идти в обыгрыш. Селезнев за матч с Ворсклой сделал это дважды. Коноплянка, например, 13 раз. Или зарабатывать на себе фолы. Возьмем пример из все того же матча с Ворсклой. Не самый выдающийся ныне форвард того же типажа, что и Селезнев, Шиндер заработал на себе четыре фола. Селезнев – один.

Эти факты не говорят о Селезневе, как о плохом форварде. Они характеризуют его как определенный типаж, который не вписывается в футбольное мировоззрение Маркевича. Вспомните первый легионерский созыв Металлиста. Там впереди играли Жажа и Девич, которых Маркевич купил первым делом, чтобы заменить мощного Мрдаковича. Если бы не травма Зозули, то судьба Мрдаковича ожидала бы и Селезнева.

Травма Зозули лишь подретушировала проблему. Роман вернется на поле лишь через восемь месяцев и это время Селезнев будет выходить на поле столько, чтобы не получать от журналистов вопросы "Устраивает ли вас количество игрового времени". Но это лишь снятие симптомов. Болезнь никуда не делась – Селезнев все равно не формат Маркевича и рано или поздно это принесет свои плоды. Следующей весной Зозуля вернется, и уже во втором круге сезона 2015/16 Селезнев будет играть ничтожно мало, а летом возникнет вопрос: что делать с этим дальше?

Александр Озирный, Football.ua